04:27 

я просто оставлю это здесь

Nephie Les.
Non timebo mala quoniam Tu mecum es.
1. Название: Диалоги ребенка
2. Автор: Lesolitaire
3. Бета: никого
4. Пейринг: и ничего
5. Рейтинг: здесь нет.
6. Жанр: mini, angst.
7. Саммари: Ничего не происходит просто так. Из ниоткуда не появляются рыбы, из ниоткуда не рождаются песни и не вылетают звуки. Никто из ничего не выпрыгивает, и даже вода в океанах появилась откуда-то.
А откуда - это уже другой вопрос.
8. От автора: Зимой мне всегда снится Нарния. Я просто оставлю это здесь.
9. Посвящение: -
10. Статус: закончен.


- Каштаны скоро зацветут, и тебе надо вывезти детей отсюда. Ты же помнишь, у Эдди аллергия, и Питу надо больше двигаться, врачи сказали, что рахит надо лечить. А Сюзи совсем бледная, ей нужен загар, хоть чуть-чуть, а то смотреть больно.
Хелен едва заметно улыбнулась, и отставила чашку с чаем в сторону.
- Ну а как они себя вели, мама? Не шалили? Я велела Питеру приглядывать за сестрой и братом, он справился?
- Справился. Они у тебя все молодцы, - Алейя понизила голос. - Но, милая, понаблюдай, пожалуйста, за Питером. Очень тебя прошу. Мне кажется, с ним что-то не так.
Хелен улыбнулась, но не придала словам матери значения. Алейя Аберфорт всегда склонна была делать их мухи слона. Конечно, нехорошо так говорить о собственной матери, но видит Бог, она, Хелен Пэвенси, в свое время застукала мать закапывающей шкатулку с украшениями в саду под дубом. От нее всего можно было ожидать.

***

Хелен проснулась, словно бы от внезапного толчка. Сначала ей показалось, что плачет в детской маленький Эдмунд - но нет, в детской было тихо, только бормотал старый радиоприемник. Было душно, в стекло отчаянно билась большая бабочка, а рядом тревожно метался муж Хелен, Джозеф. Женщина положила ему руку на лоб, и он затих, успокоенный.
Миссис Пэвенси потерла лоб, и устало вздохнула. Встала, подошла к окну, обернулась. Постельное белье неясно белело в лунном свете. Бабочка, словно бы почуяв присутствие чужого, заметалась еще сильнее.
- Кто же закрывает окна летом, милый? - пробормотала женщина, обращаясь к спящему мужу. - Жара ужасная, дети же спекутся! - она поймала бабочку и, щелкнув затвором окна, выпустила ее на улицу. Ветер колыхнул занавески, обдав лицо прохладой.
- Другое дело, - Хелен удовлетворенно потянулась и пошла на цыпочках к выходу из комнаты. Если у детей такая же жара...
Коридор был полутемным, только рассеянный свет от мягкого газового рожка заливал потолок и отдавал неясными тенями уже ближе к полу. Хелен подошла к детской поближе, но вдруг остановилась у самой двери.
- Король недолго думал, времени было у него в обрез. Он покрепче стиснул рукоятку своего меча, сжал руки в кулаки, а потом вскочил и воскликнул: "Штурмовать замок! Никто не должен остаться незамеченным! За Нарнию! За Нарнию и земли ее!". Войско вторило ему, и немедля понеслись в атаку фавны и орлы, и люди, и все народности этой благословенной страны. Даже самые маленькие, - глубокий, звучный мужской голос заполнял собой всю комнату, словно бы отдаваясь эхом от стен детской.
- И гномы тоже? И мыши? И даже энты? - возбужденно спросил детский голосок, и Хелен чудом поняла, что это ее маленький Питер. Ее словно бы обдало холодом.
Мужчина. Чужой мужчина в комнате, где спят трое ее детей. Чужой, который разговаривает с ее старшим сыном. Нужно бежать к мужу, разбудить его, позвать на помощь. Сделать хоть что-нибудь!
Но она стояла, словно вросшая в пол. И слушала.
- Конечно, юный Питер. Все, кто только там был. Мышами предводительствовал славный Рипичип, отважный и доблестный воин. Он выхватил из-за пояса свою шпагу и громким голосом призвал всех к оружию. И пошли мыши, и пошли за ними энты, и в тот день сокрушен был великаний дворец.
- А король был с ними милостив? - миссис Пэвенси немедленно представила, с каким выражением лица Питер задает этот вопрос - губки подрагивают, глаза горят, волосы растрепались - само любопытство. - Или он казнил великанов, всех до единого, как Ричард Львиное Сердце - сарацинов?
- Король Каспиан был милостив с ними, - ответил ему невидимый собеседник. - Он только взял с них большой штраф, и более ничего. Великаны увидели его мощь и с тех самых пор стали ему верными слугами. Некоторые из них остались и при дворе.
- Ух тыыы! - Питер явно встал: было слышно, как он шлепает пятками по полу. - А вот я бы не был милостивым! Я бы казнил руководителей мятежа, а головы их нанизал бы на пики перед дворцом. Ха!
- Никто не сомневается в твоей храбрости, юный Питер, - голос совсем чуть-чуть поменял свой тембр, и Хелен послышалось... мурлыканье. Словно бы мурчал большой кот. - Но время уже позднее, и тебе пора перейти в совершенно иной мир, мир твоих собственных снов.
- А я бы хотел побывать там, и все увидеть! - произнес Питер воодушевленно. - Командовать сражениями, участвовать в пирах и турнирах, скакать на лошади, быть самым храбрым из рыцарей.
- И ты побываешь! - голос возвысился. - Я обещаю тебе это. Скоро сюда войдет твоя матушка. Она все слышала, но не волнуйся. Когда она будет здесь, она все забудет. Ну а ты - передай ей то, что я велел.

***

Когда Хелен входит в комнату, она озадаченно трясет головой. Зачем она пришла? Почему проснулась? Что такое? Вроде ничего не случилось, все спокойно...
В комнате все так же бормочет старый приемник. Эдмунд спокойно спит, Сюзи, видимо, металась ночью - Хелен поправляет ей одеяло. А вот ее пятилетний Питер не спит - он сидит на кровати, обнимая старого медвежонка, и смотрит на мать кротко.
- Мамочка, очень жарко, - шепчет он. - Я хотел открыть окно, и не дотянулся...
Хелен щелкает створкой, а потом подходит к кровати и укрывает сына поплотнее.
- Спи, мой хороший.
- Мамочка, Аслан велел передать, что скоро случится великое чудо, - бормочет сын уже сонно. Удивительно, как быстро засыпают дети! - Что у тебя получилось отличное волшебство, и что ты молодец. Вот.
- Аслан?.. - переспрашивает миссис Пэвенси. - Спи, сыночек. Спи. Утром об этом поговорим.
Наутро она ничего так и не вспомнила.

***

- Ты только посмотри, Джозеф! - шепчет Хелен счастливо, и они вдвоем с мужем восхищенно разглядывают крохотный сверток, минутой назад принесенный медсестрой.
Новорожденная малышка прелестна. У нее фарфорово-белая кожа, почти прозрачная, крохотные розовые ноготки, губки-лепестки и рыжий хохолок. От нее словно бы исходит невидимый свет - рассеянный и бледный, словно бы она спустилась с самой Луны. Джозеф влюбленно воркует над своей младшей дочкой, Хелен улыбается, а Питер, Сьюзен и едва-едва научившийся говорить Эдмунд разглядывают неземное диво во все глаза. Они видели малышей и до этого, но младшая сестренка, так тяжело давшаяся их матери воспринимается ими как истинное сокровище.
- Она такая... светлая, - говорит Сьюзен серьезно. - Очень белая.
- Верно, светлая, - Джозеф поднимает голову. - Так и назовем ее. Люси.
- Люси Светлая?
- Нет же, детка. Просто Люси.
- А Аслан говорил! - важно поднимает Питер палец вверх. - Великое чудо и волшебство, которое ты сотворила. Вот она! Люси и есть твое волшебство.
Хелен улыбается. Кажется. ее мальчик уже совсем взрослый - говорит он не как ребенок шести лет.
А о том, кто такой Аслан, можно подумать и потом.

@темы: category: gen, "The Lion, the Witch and the Wardrobe", fanfiction, character: Peter Pevensie, character: Lucy Pevensie, character: Aslan

   

There Is A Place For Us

главная