22:41 

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ТОУНЕЗЗ!!!

DeeLatener
Moral. Fag. And proud of it.
Прими скромный подарок. Основной текст под катом.

Название: "Всего лишь поцелуй"
Автор: DeeLatener
Фэндом: "Хроники Нарнии"
Пэйринг: Питер/Эдмунд
Warning: PWP
Summary: пвп и этим все сказано
Special: подарок для Tounezz на ее День рождения
(24.08.2006)

- Как ты думаешь, мы когда-нибудь попадем в Нарнию вновь? - Эдмунд поднял глаза и различил профиль брата, освещенный луной.
Питер тихо выдохнул.
- Я надеюсь. Хорошее было время, - он потянулся за золотистым плодом сливы, в темноте ставшим мрачно-бордовым, протянул его брату, потерев об одежду. - Помнишь Шасту и всю эту возню со свадьбой Сьюзен?
- Да! А Люси я никому бы не отдал! Никто не может быть достаточно хорош для нее.
Питер удивленно посмотрел на Эдмунда и рассмеялся.
- Да ты собственник.
Темноволосый мальчик прикусил губу. Его сердце учащенно забилось. Наконец он просто не дал себе шанса отступить.
- А меня ты бы отдал?
- Что?..
Эдмунд вспыхнул. "Хорошо, что он не услышал".
- Ничего, - ответил поспешно.
Но Питер все же расслышал, переспросил лишь потому, что был вновь удивлен.
Верховный король Нарнии - а, как известно, быв однажды, ты остаешься им на всю жизнь, - медленно провел рукой по волосам.
- Я... никому не отдам тебя, Эдмунд.
У мальчика закружилась голова. От осознания услышанного он прислонился спиной к шершавому стволу сливы.
Давно он желал получить ответ, способный помочь понять: кто он для Питера теперь, в этом мире. Мысли и сомнения мучили его, лишали сна. Воспоминания и мечты были горше реальности, изводили беспрестанно.
И вот наконец это случилось. Эдмунд получил ответ, но сейчас он понял, что боялся такого ответа.
Питер притянул брата к себе и зарылся носом в волосы цвета горького шоколада. Эдмунд походил на уникальную восточную сладость: его волосы и глаза, бледная кожа с ярким румянцем и веселые веснушки - каждая клеточка его тела была желанна, его хотелось вылизывать, обсасывать, поглотить целиком...
Верховный король приподнял лицо мальчика за по-детски округлый подбородок.
- Ты очень сладкий, - прошептал он охрипшим голосом.
Медленно наклонился.
Эдмунд же прикрыл глаза, ему казалось, что сердце вот-вот разорвется от нахлынувших чувств.
Питер лизнул верхнюю губу брата, растягивая удовольствие, затем нижнюю. То были шаловливые прикосновения, заставляющие жаждать большего, распалявшие страсть в отведавшем ее однажды теле.
Эдмунд обхватил шею старшего брата и впился в его губы. Питер довольно заурчал, словно молодой лев и быстро перехватил инициативу, проникнув языком глубоко во влажный рот, подхватывая темноволосого под округлые ягодицы.
Когда их губы расстались, Эдмунд застонал, ощущая себя словно в невесомости.
- Потерпи, - зашептал Питер, - я еще поцелую тебя, но сперва ты поцелуй меня.
Он поспешно занялся пуговицами штанов.
Эдмунд зарделся, но послушно опустился на колени.
Пальцы проникли за плотный твид и извлекли изрядно отвердевший орган с замершей на головке мутной каплей, подобной жемчужине в лучах луны.
Когда язык Эдмунда коснулся крайней плоти, затем забрался под нее мучительно медленно лаская, Питер и сам едва устоял, привалился к дереву и положил ладонь на темную макушку, перебирая жесткие густые пряди.
Какие дивные, уже начавшие забываться ощущения! Как сладко, как хорошо! Брат лижет его, сосет своими пунцовыми губками, сжимает крепко его каменеющий ствол...
Питер глянул вниз, в этот же момент Эдмунд поднял лицо, чтобы убедиться, что брату нравится, что его старания не напрасны.
От представшего зрелища самой невинности с его, Питера, членом во рту, юноша содрогнулся и, поспешно сунув руку себе между ног, сжал основание фаллоса кольцом пальцев.
- Довольно.., иначе я... слишком быстро...
Эдмунд поднялся, облизывая губы.
- Иди ко мне... - Питер притиснул мальчика, целуя его глубоко и страстно, до головокружения, ощущая привкус своих выделений.
Затем он развернул брата спиной и прижался горячими губами к нежному изгибу шеи.
Эдмунду хотелось все больше ласк, он склонил голову к плечу, чтобы брату было удобнее целовать его, и заторопился с пуговицами рубашки.
- Нет, не раздевайся, дурачок, замерзнешь...
Питер позволил лишь спустить ткань с плеч и принялся облизывать остро торчащие косточки ключиц.
Язык скользнул по шее, коснулся мочки уха, зубы сжали ее, прикусили. Питеру нравилось играть с младшим, и он знал, что у его мальчика очень чувствительные ушки.
Эдмунд был счастлив, сумерки скрывали его горящие от возбуждения щеки, но трепещущее тело выдавало.
Пальцы верховного короля забрались под рубашку и прошлись по гладкой, кажущейся прозрачной коже, надавили на маленькие капельки сосков, осторожно погладили.
Темноволосый мальчик со стоном прогнулся в пояснице, подставляя крепкую попку, вжимаясь ей в пах брата вызывающе, требуя решительных действий.
Питер, издав хриплое урчание, надавил Эдмунду на поясницу, заставляя прогнуться.
Затем умелыми движениями юноша расстегнул мальчику бриджи и стянул вместе с трусами.
Эдмунд смущенно выдохнул и переступил через упавшие на землю вещи, оставшись в гетрах и коричневых ботинках с круглыми мысами.
Питер довольно осмотрел белеющую в темноте попку брата, облизнул губы и присел на корточки.
- Что ты собираешься де...
Пальцы бережно раздвинули ягодицы. В следующее мгновение горячий влажный язык, похожий на навершие маленького щупальца, приник к темной "звездочке".
По телу Эдмунда прошла волна жара, заставившая его прогнуться сильнее, застонать громче.
- Тише, тише, нельзя чтобы нас увидели... - горячо зашептал Питер, на мгновение отрываясь от своего волшебного занятия.
- Давай же, малыш, попробуй дышать глубже...
- Еще, Питер, еще, пожалуйста..! - едва слышно взмолился младший брат.
Питер довольно улыбнулся и вернулся к своему действу.
Язык прикоснулся к углублению, медленно прошелся по его ореолу, исследуя, уделяя внимание каждой тоненькой складочке.
Юноша набрал побольше слюны, чтобы попытаться протолкнуть самый кончик внутрь, надавил, ощущая мускусный привкус.
- Какой же ты сладкий, братишка...
Он ласкал его пальцами, перемежая с языком, вырывая судорожные вздохи и несвязные мольбы.
В эти минуты и многие другие раньше, он понимал истинную природу своих чувств. Год назад он боялся признаться в этом себе, а теперь, после лекарства под названием Нарния он понял, что любит. Любит своего маленького строптивого короля...
Каждую клеточку его тела, звук его голоса, насмешливый или серьезный взгляд, повадки и манеры... Ему нравилось поглощать брата глазами, стараясь запечатлеть каждое мгновение их близости навечно.
Язык прошелся по расщелинке подрагивающего задика.
- Мой сладкий, сладкий...
Питер прижался к брату, поднявшись с колен, и вдохнул запах его волос.
- Сладкий...
Пальцы ощупали попку, поспешили к губам верховного короля, чтобы быть бережно облизанными.
Питер прижал самый кончик среднего пальца к горячей дырочке, ладонью другой руки поглаживая впалый живот и торчащие ребра: его брат был таким тощим, и эта детская хрупкость казалась вызывающе порочной...
- Не.. - успел выдохнуть Эдмунд, прежде чем палец ворвался в него.
Мальчик тихо выдохнул и подался вперед, вцепляясь руками в жесткую кору сливы.
Старший брат нежно поцеловал обнаженное плечо, наклонившись и осторожно двигая пальцем в узком проходе.
- Вот так, мой мальчик, мой хороший, мой...
Эдмунд перестал контролировать себя. Брат действовал умело, мучая юного любовника неспешностью, медленными мазками языка и тягучими прикосновениями.
Мальчик изнемогал от желания, и резкие движения его бедер навстречу ласкающему пальцу красноречиво и требовательно заявляли об этом.
Питер в душе ликовал: его братишка стал таким страстным, он вырос и - благодаря упражнениям со старшим - научился получать удовольствие от близости. Юноша никогда не осмелился бы взять Эдмунда без желания последнего, порой он представлял себе, как брат сопротивляется, брыкается в его руках - это мгновенно заставляло его член каменеть. Порой так бывало и в жизни, но в отличие от своих фантазий, в реальности он никогда не осмеливался продолжать, хоть хищник в нем и выл от голода.
Наконец Питер медленно протолкнул и второй палец - он едва проник, растянув Эдмунда до предела. Тот попытался отстраниться, издав тихий стон, но брат удержал его под живот.
- Потерпи, иначе потом не выдержишь.
Мальчик смутился, поняв, что брат собирается проделать с ним много большее.
Питер то двигал обоими пальцами вместе, то по очереди, то вращал их внутри, раздвигал, прокладывая дорогу для своего жезла.
Эдмунд уже успокоился и начал коротко толкать бедра, насаживая себя на пику из пальцев.
Облизнув губы, юноша наконец опустил руку себе между ног и обхватил пальцами высоко торчащий ствол.
- Ну продолжай же..! - зашептал Эдмунд.
- Сейчас, не бойся...
Поняв причину замешательства, мальчик инстинктивно сжался и вцепился в дерево, крепко обхватил его и прижался к коре щекой. Захотелось зажмуриться. Ему всегда было страшно в такие моменты.
И всегда больно.
Растянув пальцами увлажненную слюной дырочку, Питер приставил к ней блестящую потемневшую головку, провел ей по расщелинке, осторожно надавил на "звездочку".
Эдмунд сжался сильнее и застонал.
- Не пройдет... - жалобно взмолился он.
- Ну потерпи, я ведь совсем еще не большой.
Питер надавил сильнее, и наконец ему удалось протолкнуть головку.
Эдмунд громко задышал.
Верховный король ощутил, что мальчик изо всех сил пытается расслабиться, и благодарно поцеловал того в покрытое легкими следами от укусов плечо.
Наконец он осмелел настолько, что двинул бедрами, проникая глубже. Затем почти полностью вынул член, оставив внутри лишь головку, и с шипением пропустил воздух сквозь зубы: Эдмунд не сдержался, и чувствительный орган сдавило судорогой мышц.
Питер принялся массировать маленькие ягодицы, помогая мальчику.
- Ну же, Эд, будь послушным...
Темноволосый отстранился от ствола сливы, упираясь одной рукой, а пальцами второй провел по собственному члену. Терпеть боль стало легче. Обхватив ствол плотнее, он задвигал вдоль него ладонью, прихватывая большим пальцем головку.
- Вот молодец... - выдохнул Питер и загнал член глубоко в анус брата.
Его движения стали интенсивными, воздух наполнился звуками легких шлепков и приглушенными стонами обоих.
- Как ты хорош, Эд... Ох, Эээд...
Питер не выдержал и крепко приложил правую ягодицу ладонью.
- Мой норовистый жеребенок...
Эдмунд отвечал на толчки брата бедрами.
- Это.. фраза Орея.., верно..?
- Тшш...
Взяв узкие бедра мальчика, Питер протолкнул член так глубоко, что тот проехался по простате, вызвав страстный вздох младшего.
- До чего... хорошо...
Эдмунд совсем осмелел и теперь сам отчаянно насаживался на брата, находясь в восторженном полузабытьи: Питер внутри него, так глубоко, что кажется вот-вот достанет до сердца.
Как давно он желал вновь испытать эти ощущения...
- Эд... я... Уже готов..
Мальчик не смог ответить, едва держась на ногах. Содрогнувшись, он крепко сжал ягодицами член брата, заставив и того немедленно извергнуться внутрь себя.
С глухими стонами они продолжали двигаться в унисон.

Эдмунд выжал все до последней капли на блестящую от вечерней росы траву.
Питер осторожно выскользнул из него, - следом устремились белесые сгустки, которые потекли по внутренней стороне бедер брата.
Верховный король помог мальчику одеться и крепко прижал к себе, а Эдмунд обхватил его руками за шею и уткнулся носом в плечо.
- Мне было очень хорошо, - прошептал он в теплую от тела брата ткань рубашки. - Вот бы повторить...
Питер улыбнулся, глядя на темную макушку, а затем перевел взгляд на звезды.
- Тогда позволь, брат мой, король Нарнийский Эдмунд Справедливый, пригласить тебя на свидание завтра, после уроков.
Эдмунд поднял лицо и улыбнулся юноше.
- Поцелуй меня, - попросил он просто.

@темы: category: slash, character: Edmund Pevensie, character: Peter Pevensie, fanfiction, pairing: Peter/Edmund

Комментарии
2006-08-26 в 16:34 

Статус скво
Какая муррр!!! Спасиба огромное! Мой мой любимый размер любимый пэйр!
порой он представлял себе, как брат сопротивляется, брыкается в его руках - это мгновенно заставляло его член каменеть Нада вступать в партию Растлителей Эдички - хде б такую найти? :-D

2006-08-28 в 19:53 

"Летчик жив - полет удался" (с)
Нада вступать в партию Растлителей Эдички - хде б такую найти?
Tounezz Полный ППКС!!! :lol:

   

There Is A Place For Us

главная